Сообщество юристов

Сообщество юристов

Сборник статей

Статьей 201 ук рф

Статья 201 УК РФ. Злоупотребление полномочиями

Новая редакция Ст. 201 УК РФ

1. Использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

2. То же деяние, повлекшее тяжкие последствия, —

наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Примечания. 1. Выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, в статьях настоящей главы, а также в статьях 199.2 и 304 настоящего Кодекса признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях.

Комментарий к Статье 201 УК РФ

1. Общественная опасность преступления состоит в том, что, злоупотребляя своими служебными полномочиями, лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих и иных организациях, дезорганизуют нормальную работу тех структур, где они осуществляют свою деятельность, наносят вред общественным отношениям экономической сферы, причиняют существенный вред правам и законным интересам граждан, организаций, общества и государства.

2. Основной объект — общественные отношения, обеспечивающие нормальную управленческую деятельность коммерческой или иной организации, соответствующую законодательству РФ и уставным задачам этой организации. В качестве дополнительного объекта выступают имущественные и иные правомерные интересы организации, права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества и государства.

3. В соответствии со ст. 50 ГК юридические лица подразделены с учетом их основной деятельности на коммерческие и некоммерческие организации. Законодательно регламентированы организационно-правовые формы деятельности всех юридических лиц.

3.1. Коммерческие организации — это организации различных форм собственности, преследующие в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли. ГК установил исчерпывающий перечень форм таких организаций. Они могут создаваться только в форме хозяйственных товариществ (полное товарищество, товарищество на вере), хозяйственных обществ (акционерное общество, общество с ограниченной ответственностью, общество с дополнительной ответственностью), производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий, основанных на праве оперативного управления или хозяйственного ведения (ст. 50, 66 — 115 ГК). Коммерческими организациями являются, в частности, банки и другие кредитные организации (см. ст. 1 Закона о банках), за исключением ЦБР, который относится к числу государственных органов (см. ст. 75 Конституции и ФЗ от 10.07.2002 N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» ).
———————————
СЗ РФ. 2002. N 28. Ст. 2790.

3.2. Некоммерческие организации не имеют извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяют прибыль между участниками (ст. 50 ГК). В соответствии с ФЗ от 12.01.1996 N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» они могут создаваться для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защиты прав, законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также в иных целях, направленных на достижение общественных благ.
———————————
СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145.

3.3. Некоммерческие организации образуются в форме потребительских кооперативов (см. Закон РФ от 19.06.1992 N 3085-1 «О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации» (в ред. от 21.03.2002) ), общественных (см. ФЗ от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях» (в ред. от 02.02.2006) ) или религиозных (см. ФЗ от 26.09.1997 N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (в ред. от 06.07.2006) ) организаций (объединений), финансируемых собственником учреждений, благотворительных и иных фондов (см., например, ФЗ от 07.07.1995 N 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» (в ред. от 30.12.2006) ; ФЗ от 07.05.1998 N 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» (в ред. от 16.10.2006) ), а также в других формах, предусмотренных законом (см., например, ФЗ от 17.12.1999 N 211-ФЗ «Об общих принципах организации и деятельности ассоциаций экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации» (в ред. от 08.12.2003) и др.).
———————————
Ведомости РФ. 1992. N 30. Ст. 1788; СЗ РФ. 1997. N 28. Ст. 3306; 2000. N 18. Ст. 1910; 2002. N 12. Ст. 1093.

СЗ РФ. 1995. N 21. Ст. 1930; 1997. N 20. Ст. 2231; 1998. N 30. Ст. 3608; 2002. N 11. Ст. 1018, N 12. Ст. 1093, N 30. Ст. 3029; 2003. N 50. Ст. 4855; 2004. N 27. Ст. 2711, N 45. Ст. 4377; 2006. N 3. Ст. 282, N 6. Ст. 636.

СЗ РФ. 1997. N 39. Ст. 4465; 2000. N 14. Ст. 1430; 2002. N 12. Ст. 1093, N 30. Ст. 3029; 2003. N 50. Ст. 4855; 2004. N 27. Ст. 2711; 2006. N 29. Ст. 3122.

СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3340; 2002. N 12. Ст. 1093, N 30. Ст. 3029; 2003. N 27 (ч. 2). Ст. 2708; 2004. N 35. Ст. 3607; 2007. N 1 (ч. 1). Ст. 39.

СЗ РФ. 1998. N 19. Ст. 2071; 2001. N 7. Ст. 623; 2002. N 12. Ст. 1093; 2003. N 2. Ст. 166; 2004. N 49. Ст. 4854; 2005. N 19. Ст. 1755; 2006. N 43. Ст. 4412.

СЗ РФ. 1999. N 51. Ст. 6286; 2002. N 12. Ст. 1093; 2003. N 50. Ст. 4855.

3.4. Согласно ст. 7.1 ФЗ «О некоммерческих организациях» видом некоммерческих организаций являются государственные корпорации (например, агентство по реструктуризации кредитных организаций). Управленческий персонал данных структурных образований следует относить к субъектам преступлений, предусмотренных гл. 23.
———————————
СЗ РФ. 1999. N 28. Ст. 3473.

4. Объективная сторона злоупотребления полномочиями включает в себя три элемента: 1) использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации; 2) последствия в виде существенного вреда правам и законным интересам граждан или организации либо охраняемым законом интересам общества и государства; 3) причинную связь между поведением служащего и этими последствиями. По законодательной конструкции состав преступления является материальным. Преступление окончено (составом) в момент наступления последствий в виде существенного вреда коммерческой или иной организации, гражданам, обществу или государству .
———————————
Авторское представление о законодательной конструкции составов преступления нельзя признать бесспорным. Логично предположить, что основной состав преступления является формально-материальным, а квалифицированный — материальным. Преступление с основным составом (ч. 1) окончено в момент наступления существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, а с квалифицированным (ч. 2) — в момент наступления тяжких последствий. Существенный вред — оценочная категория, включающая в себя убытки в крупном размере, сокращение рабочих мест, ухудшение положения организации на товарном рынке, снижение рентабельности предприятия, снижение базы налогообложения. Данный вред может быть выражен и в ущербе деловой репутации организации — наступлении нематериального общественно опасного последствия. Об этом указывает сам автор в п. 7.1 коммент. к ст. 201 (см. также п. 5.1 коммент. к ст. 202). Примеч. науч. ред.

4.1. При злоупотреблении полномочиями лицо действует в пределах своей служебной компетенции. Однако в некоторых случаях эти полномочия могут быть и превышены. Вместе с тем в отличие от гл. 30, где наряду с нормой об ответственности за злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285) предусмотрена статья об ответственности за превышение должностных полномочий (ст. 286), в гл. 23 нет нормы об ответственности за превышение полномочий лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях. Принимая во внимание известный юридический постулат «Nullum crimen sine lege» («Нет преступления без указания о том закона»), а также положение о недопустимости применения уголовного закона по аналогии, закрепленное в ч. 2 ст. 3 («Принцип законности»), привлечение к УО управленческого работника коммерческой или иной организации, превысившего свои полномочия по службе, должно осуществляться на общих основаниях (например, по нормам, предусматривающим ответственность за причинение вреда здоровью, за посягательство на честь, свободу и достоинство личности и т.п.).

4.2. Полномочия могут использоваться как путем действия, когда лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, совершает действия в пределах своих полномочий организационно-распорядительного или административно-хозяйственного характера, так и путем бездействия, когда не совершаются необходимые действия управленческого характера, выполнить которые лицо было обязано по своему служебному положению.

4.3. Организационно-распорядительные и административно-хозяйственные обязанности с учетом положения выполняющих их лиц имеют самостоятельную правовую природу и отличаются от аналогичных функций, осуществляемых должностными лицами государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ. Последним присущ публично-правовой характер.

4.4. Под организационно-распорядительными следует понимать функции, связанные с управлением коллективом, участком работы, организацией труда подчиненных, приемом на работу, перемещением по службе, увольнением с работы, поддержанием дисциплины и т.п.

4.5. Административно-хозяйственные функции выражаются в полномочиях лица по управлению или распоряжению имуществом организации: установление порядка хранения, переработки, реализации, обеспечения контроля за этими операциями и т.д.

5. Управленческие функции и полномочия, которыми наделяется виновное лицо, определяются в учредительных документах (устав, положение) либо в иных документах, составленных на их основе. Так, основные полномочия директора (генерального директора, коммерческого директора, исполнительного директора и т.п.) могут быть изложены в специальном договоре, заключенном данным лицом с советом учредителей, правлением или иными органами коммерческой организации. В связи с этим диспозицию коммент. статьи можно отнести к бланкетным.

6. Деяние должно быть совершено вопреки интересам организации, в которой виновный выполняет свои управленческие функции. Положение рассматриваемой нормы об использовании лицом имеющихся у него полномочий вопреки законным интересам коммерческой или иной организации следует понимать достаточно широко как действие (бездействие), связанное с нарушением закона. При этом действие (бездействие) служащего, связанное с нарушением закона, других правовых норм, нельзя считать совершенным в законных интересах организации, даже если оно принесло этой организации какую-либо выгоду, например материальную. Не влекут УО действия, совершенные вопреки интересам организации, но в общественных интересах (например, израсходование средств организации на благотворительные и иные общественно полезные цели).

Кроме того, нужно учитывать, что на практике интересы коммерческой или иной организации не всегда совпадают с интересами государства, поэтому в рассматриваемой норме говорится о законных интересах организации, т.е. не противоречащих законодательству РФ.

7. Существенный вред правам и законным интересам граждан, общественным и государственным интересам в рамках комментируемой нормы — понятие оценочное. Его наличие или отсутствие устанавливается судом исходя из конкретных обстоятельств дела. Данный вред может выражаться в виде материального (имущественного) ущерба (в том числе и в виде упущенной выгоды) различным собственникам, включая организацию, где служит виновный. С учетом экономической сферы деятельности коммерческих и иных организаций он, как правило, состоит в материально-вещественных утратах и потерях, ограничениях права собственности и иных ущемлениях экономических интересов.

Для граждан и организаций он может выражаться в дополнительных вынужденных платежах за оказываемые услуги или, наоборот, недополучении ими денежных средств или услуг за выполненную для данной коммерческой или иной организации работу. Так, используя предоставленные полномочия, лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих и иных организациях, завышают расценки и иные условия договора по сравнению с установленными официально или общепринятыми (проценты платежей по вкладам, суммы или условия залога, тарифные ставки и т.п.).

7.1. Вред будет являться существенным, если он состоит в убытках, имеющих крупный размер, приводит к потере рабочих мест, существенно снижает базу налогообложения, создает угрозу неплатежеспособности организации или рентабельности ее подразделения либо его устранение связано с крупными материальными затратами. Существенным может быть также признан моральный вред, затрагивающий деловую репутацию организации.

7.2. Вред интересам общества или государства может выражаться в сокращении отечественного производства, утечке за рубеж валюты, задержках выплаты заработной платы, пенсий и иных платежей и т.д.

7.3. При решении вопроса о том, является ли причиненный вред существенным, «необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу предприятия, организации, учреждения, характер и размер понесенного ими материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им морального, физического или имущественного вреда и т.п.» (п. 9 Постановления Пленума ВС СССР от 30.03.1990 N 4).

8. Субъективная сторона выражается в умышленной форме вины в виде прямого или косвенного умысла. Виновный осознает общественно опасный характер своего служебного поведения, предвидит, что использование им управленческих полномочий с нарушением закона повлечет (может повлечь) существенный вред либо тяжкие последствия и желает или сознательно допускает наступление таких последствий.

9. Обязательным субъективным признаком преступления является указанная в законе цель извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц (родственников, близких, деловых партнеров и т.п.) либо нанесения вреда другим лицам. Содержание выгод и преимуществ может быть самым различным. Ими могут быть денежные выплаты постоянного (например, в процентах или доле от конкретной суммы договора или прибыли) или единовременного характера (имущество в виде дач, квартир, автомашин, земельных участков и т.п. или льготных прав на пользование ими). Выгоды и преимущества виновный может получать как для себя, так и для других лиц (близких, родственников, иных организаций, в чьей деятельности он заинтересован, и т.д.).

Цель в контексте данной нормы должна находиться в противоречии с законными интересами организации и может иметь либо имущественный характер, либо выражаться в усилении влияния на процесс принятия решений, в особенности связанных с разрешением или утверждением гражданско-правовых сделок, объемов и иных условий продаж, позиций в преддоговорных и договорных спорах, назначением на должность, либо состоять в улучшении условий труда и возможности извлечения прибыли. Вместе с тем следует иметь в виду, что цель нанесения вреда как элемент субъективной стороны не должна подразумевать умышленного совершения иного преступления (например, уничтожение или повреждение имущества, хищение чужого имущества и т.д.).

10. Мотивы совершения этого преступления могут быть самыми различными и значения для квалификации не имеют, однако могут учитываться при назначении наказания.

11. Субъект преступного посягательства специальный. Им является лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации (см. примеч. 1 к коммент. статье).

12. Часть 2 коммент. статьи предусматривает в качестве квалифицирующего признака причинение тяжких последствий. Законодатель не раскрывает содержания данного признака. Он представляет собой оценочное понятие, поэтому его установление требует учета и оценки всех фактических обстоятельств, связанных с причинением вреда. В частности, тяжкими могут быть признаны такие последствия злоупотребления полномочиями, которые привели к крупным авариям, экономическому разорению потерпевших, повлекли причинение смерти или тяжкого вреда здоровью хотя бы одного человека и т.п.

13. Отличительной особенностью преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях является новый, достаточно редкий для уголовного права порядок возбуждения уголовного преследования. Речь идет о принципе диспозитивности, закрепленном в примеч. 2 к коммент. статье. Он заключается в том, что в случае, когда преступлением, предусмотренным данной или иной статьей гл. 23 УК, причинен вред интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия. В ст. 23 УПК уточняется, что заявление или согласие должно поступить до возбуждения уголовного дела от руководителя данной организации.

Вместе с тем следует заметить, что именно руководитель может совершать деяние, элементы которого соответствуют признакам составов преступлений гл. 23 УК РФ. Кто в этом случае вправе сделать заявление о возбуждении уголовного преследования или дать свое согласие? В данной ситуации участники или акционеры организации в установленном законом и учредительными документами порядке должны назначить новое лицо, которое будет представлять их интересы. И уже этот руководитель будет вправе сделать соответствующее заявление от имени юридического лица и иных организаций. В таких случаях возбуждение УД производится в общем порядке и согласия пострадавшей стороны не требуется.

14. Если в результате злоупотребления со стороны лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, будет причинен вред служащим данной организации, их законные интересы должны защищаться в том же порядке, что и права, интересы иных граждан, т.е. в соответствии с примеч. 3 к коммент. статье, согласно которой уголовное преследование должно осуществляться на общих основаниях, если деяние, предусмотренное данной статьей либо иными статьями гл. 23 УК, причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства. Однако при причинении лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своими действиями вреда гражданину, являющемуся сотрудником данной организации, необходимо выяснить характер этого вреда, чтобы суметь отграничить его от вреда, причиненного юридическому лицу. В последнем случае возбуждение уголовного преследования возможно лишь в порядке, предусмотренном примеч. 2 к ст. 201.

15. Деяние, предусмотренное обеими частями коммент. статьи, относится к преступлениям средней тяжести.

Другой комментарий к Ст. 201 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Использование полномочий вопреки законным интересам организации как деяние, составляющее объективную сторону, предполагает как совершение действий, так и бездействие, когда лицом не осуществляются необходимые действия управленческого характера при наличии обязанности и возможности их совершения.

Уголовно наказуемым является как совершение действий в пределах формально предоставленных лицу правомочий, однако вопреки законным интересам организации, так и превышение полномочий, т.е. совершение действий, выходящих за пределы формально предоставленных лицу правомочий.

2. Преступление признается оконченным с момента причинения существенного вреда. Данное понятие является оценочным и выражается в причинении имущественного и иного экономического ущерба.

3. Субъективная сторона характеризуется только прямым умыслом и альтернативно предусмотренной целью совершения преступления: а) цель извлечения выгод и преимуществ для себя (т.е. для виновного) или других лиц либо б) цель нанесения вреда другим лицам.

4. Субъект специальный: лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации (примечание 1 к статье). Содержание юридически значимых признаков данного субъекта раскрывается в п. п. 3, 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе».

Организационно-распорядительные и административно-хозяйственные обязанности должны выполняться лицом постоянно, временно либо по специальному полномочию. Постоянное выполнение соответствующих обязанностей предполагает их выполнение в течение неопределенного периода времени либо периода времени, ограниченного законом или подзаконным актом; временное — выполнение их на непродолжительный, определенный подзаконным актом или договором срок (например, замещение временно отсутствующего руководителя организации). Выполнение обязанностей по специальному полномочию означает выполнение определенных действий, образующих указанные обязанности, на основании закона, подзаконного акта, судебного решения или договора. К лицам, выполняющим организационно-распорядительные и административно-хозяйственные обязанности по специальному полномочию, относятся, в частности, арбитражные управляющие и руководители временной администрации при проведении процедур банкротства и иных процедур, связанных с последним; поверенные, представляющие интересы государства в органах управления акционерных обществ, часть акций которых закреплена (находится) в федеральной собственности.

5. Понятие тяжких последствий в ч. 2 является оценочным и выражается в причинении имущественного и экономического вреда, выходящего за рамки существенного.

6. В примечании 2 содержится процессуально-правовое положение, ограничивающее возможность привлечения лица к уголовной ответственности за преступление, предусмотренное гл. 23 УК РФ. Данное положение уточняется в ст. 23 УПК РФ.

Защита при обвинении по ст. 201 УК РФ

Нормальная отлаженная работа коммерческих и иных организаций является одной из важных частей нормального функционирования экономической сферы государства. Поэтому любое преступление, направленное на подрыв нормального функционирования вышеуказанных организаций представляет собой угрозу для здоровой экономики. Злоупотребление полномочиями, с точки зрения уголовного законодательства рассматривается как использование лицом, управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации в целях извлечения выгод и преимуществ, для себя или других лиц. При этом неотъемлемой частью данного преступления является причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества и государства.

Лицом, исполняющим управленческие функции, признается лицо:

  • выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа;
  • постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции.

Коммерческими являются организации (юридические лица), преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности. В соответствии с нормами гражданского законодательства Российской Федерации коммерческие организации могут создаваться в форме хозяйственных товариществ и обществ, производственных кооперативов, государственных и муниципальных предприятий.

Законность интересов организаций, прежде всего, определяется исходя из положений действующего законодательства, иных нормативных правовых документов, учредительных документов и обычаев.

Что же касается причинения вреда, он может быть не только материальным. Бывают ситуации, при которых злоупотребление полномочиями наносит вред, заключающийся:

  • в нарушении конституционных прав и свобод граждан;
  • подрыве деловой репутации организации;
  • создании помех и сбоев в ее работе;
  • сокрытии крупных хищений, других тяжких преступлений.

При этом существенность вреда рассматривается как исключительно оценочное понятие и зависит от обстоятельств каждого конкретного случая, а также от причинной связи между вредом и совершенным противоправным деянием.

Совершение рассматриваемого преступления направлено против нормальной деятельности коммерческих и иных организаций, целью которых является предпринимательство с получением прибыли, а также против законных прав и интересов граждан, общества и государства.

Простой состав рассматриваемого преступления наказывается штрафом в размере до 200 000 рублей, либо лишением свободы на срок до 4 лет.

В случае если состав преступления признается квалифицированным, то есть содержит в себе обстоятельство, отягчающее вину, такое как:

  • злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия.

Устанавливается уголовная ответственность в виде штрафа в размере до 1 000 000 рублей, либо лишения свободы на срок до 10 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет.

Только обратившись за профессиональной юридической помощью к адвокату по сложным уголовным делам, вы сможете добиться справедливого рассмотрения уголовного дела в судебном процессе и на высоко грамотном уровне отстоять свои законные права и интересы.

Вот лишь некоторые примеры, чего удавалось добиться по уголовным делам при обвинении по ст. 201 Уголовного кодекса Российской Федерации:

  • оправдательный приговор при обвинении в злоупотреблении полномочиями в целях извлечения выгод;
  • оправдательный приговор при обвинении в злоупотреблении полномочиями в целях извлечения преимуществ;
  • оправдательный приговор при обвинении в злоупотреблении полномочиями в целях нанесения вреда другим лицам;
  • освобождение из-под стражи в зале суда при обвинении в злоупотреблении полномочиями, повлекшем причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан;
  • освобождение из-под стражи в зале суда при обвинении в злоупотреблении полномочиями, повлекшем причинение существенного вреда правам и законным интересам организаций;
  • освобождение из-под стражи в зале суда при обвинении в злоупотреблении полномочиями повлекшем причинение существенного вреда охраняемым законом интересам общества;
  • освобождение из-под стражи в зале суда при обвинении в злоупотреблении полномочиями повлекшем причинение существенного вреда охраняемым законом интересам государства;
  • переквалификация преступления при обвинении в злоупотреблении полномочиями, повлекшем тяжкие последствия в преступление меньшей степени тяжести.

В нашу работу по комплексному ведению уголовного дела при обвинении по ст. 201 Уголовного кодекса Российской Федерации входит:

  • объемная юридическая консультация у квалифицированного адвоката по уголовным делам;
  • детальное изучение обстоятельств совершения преступления;
  • обзор судебной практики по данной категории уголовных дел;
  • определение судебных перспектив уголовного дела (положительных или отрицательных);
  • скрупулезное ознакомление с материалами уголовного дела;
  • детальное изучение предоставленных органами предварительного следствия доказательств, на предмет их законности и допустимости;
  • оценка действий правоохранительных органов в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства;
  • обжалование действий правоохранительных органов в случае выявления каких-либо нарушений с их стороны;
  • выработка эффективной позиции защиты в судебном процессе;
  • подготовка обвиняемого к судебному процессу (юридическая и психологическая);
  • активное участие в жизни обвиняемого при проведении различных следственных действий;
  • истребование справок и иных документов для приобщения их к материалами уголовного деда;
  • проведение дополнительных независимых экспертиз;
  • подготовка, составление и представление всех необходимых жалоб, заявлений и ходатайств;
  • представление интересов обвиняемого на протяжении всего судебного процесса, до принятия судом первой инстанции окончательного решения по делу;
  • обжалование приговора в суд второй инстанции (при необходимости).

Уголовно-правовые риски топ-менеджеров. Злоупотребление полномочиями по ст. 201 УК РФ

Основываясь на нашем опыте, мы можем утверждать, что в той или иной мере злоупотребления в финансовой и управленческой области в компаниях происходят повсеместно. Некоторые сделки заключаются с нарушением установленного порядка из-за отсутствия времени для их согласования и одобрения в установленном порядке. Именно с этим зачастую связаны нарушения тендерных процедур или внутренних регламентов, например, когда исполнитель приступает к выполнению задания еще до окончания тендера.

В целом такие злоупотребления не образуют состав преступления. Однако в последнее время наметилась практика активного применения правоохранительными органами ст. 201 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за злоупотребление полномочиями в коммерческих организациях. Наказание по данной статьей предусматривает лишение свободы на срок до 10 лет. Топ-менеджер может быть привлечен по ст. 201 УК РФ за любое действие и даже бездействие, если оно формально не соответствуют каким-либо внутренним регламентам компании.

Достаточно часто «белые» и «синие воротнички» принимают, как они сами считают, управленчески обоснованные решения, обусловленные производственной или иной необходимостью, стремлением достичь показателей KPI, не допустить причинения компании убытков и т.д. С точки зрения следователя такие мотивы могут выглядеть преступно.

Уголовно-правовые риски потенциально являются высокими, если менеджер занимает должность с правом принятия решений об оплате счетов, подписании актов сдачи-приемки, согласовании сделок в следующих компаниях:
• во ФГУПе или иной компании с государственным участием;
• в организации, привлеченной к выполнению государственного оборонного заказа;
• в компании, занимающейся строительством, транспортными перевозками, иным бизнесом, в котором традиционно возникают сложности с соблюдением многочисленных формальных требований и регламентов.

Пример из сферы строительства.

Финансовый директор оплатил работу подрядчика, которую тот успел фактически выполнить до подписания с ним договора. Счет подрядчика был оплачен с санкции финансового директора в день заключения договора. Спустя годы новый руководитель компании предъявил к уже уволившемуся к тому моменту финансовому директору претензии в том, что он в нарушение договора оплатил подрядчику аванс, который тот не отработал. Было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 201 УК РФ по факту злоупотребления полномочиями, причинившему компании существенный вред и тяжкие последствия.

Таким образом, «белые» и «синие воротнички» рискуют не только своим бонусом, но и, подчас, существенными имущественными взысканиями и даже лишением свободы.

Несмотря на большое количество сотрудников, через которых проходит согласование финансового решения, к ответственности будет привлечен тот, кто подписал или дал обязательное указание оформить документ, на основании которого осуществлена оплата. Обычно таким сотрудником оказывается один из заместителей руководителя, финансовый директор или иное лицо, действующее по доверенности. Надеяться, что команда компании «прикроет» нарушение не стоит. Сроки давности для привлечения к уголовной ответственности составляют от 6 до 10 лет. За это время и команда поменяется, и все былые заслуги менеджера будут забыты.

На наш взгляд, сложившаяся широкая практика «вольного» применения ст. 201 УК РФ не соответствует принципам уголовного права и, прежде всего, справедливости наказания. Ст. 201 УК РФ нуждается, как минимум в разъяснениях Верховного Суда РФ, который мог бы отграничить непреступные злоупотребления от преступлений и ввести четкие критерии определения существенности вреда и тяжких последствий. Вместе с тем, уголовная ответственность за злоупотребление полномочиями, напротив, усиливается. Так федеральным законом от 29 декабря 2017г. УК РФ дополнен двумя новыми составами — ст. 201.1 и ст. 285.4., ужесточающими уголовную ответственность за злоупотребление полномочиями при выполнении гособоронзаказа. С учетом данных обстоятельств можно рекомендовать менеджерам, работающим в указанных выше компаниях, проявлять повышенную осторожность и аккуратность в своей деятельности

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЛИЦ, ВЫПОЛНЯЮЩИХ
УПРАВЛЕНЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ В КОММЕРЧЕСКИХ И ИНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ

Особенная часть Уголовного кодекса Российской Федерации содержит две главы, включающие нормы о преступлениях, основным объектом которых являются интересы службы: главу 23 («Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях») и главу 30 («Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления»). Сравнительный анализ уголовно-правовых норм, содержащихся в указанных главах, свидетельствует о наличии пробелов уголовного законодательства. В частности, это касается уголовной ответственности лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях, за превышение полномочий и за невыполнение либо ненадлежащее выполнение служебных обязанностей, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Не урегулирован также вопрос о квалификации действий указанных лиц в случае подделки ими официальных документов, находящихся в их ведении в связи со служебной деятельностью.

Глава 30 УК РФ включает две самостоятельных уголовно-правовых нормы, предусматривающих ответственность за злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) и за превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ). Эти нормы не соотносятся друг с другом как общая и специальная, хотя в литературе высказана и иная точка зрения. Причем одни авторы полагают, что превышение должностных полномочий — вид злоупотребления должностными полномочиями(1), а по мнению других, всякое злоупотребление должностными полномочиями в форме действия следует рассматривать в качестве специального случая превышения должностных полномочий(2).

На наш взгляд, критерий разграничения злоупотребления должностными полномочиями и превышения должностных полномочий заключается в содержании правовых предписаний, тех требований, которые предъявляются к служебному поведению должностного лица и которые должностное лицо нарушает при злоупотреблении должностными полномочиями и при превышении должностных полномочий. При злоупотреблении должностными полномочиями нарушается требование использовать предоставленное должностному лицу конкретное полномочие в соответствии с правовыми предписаниями относительно порядка совершения действия и соответствия его закону по содержанию. При превышении должностных полномочий — требование в своей служебной деятельности использовать только те полномочия, которыми должностное лицо наделено,

т. е. не выходить за пределы своей компетенции (совокупности полномочий)(1).

В главе 23 Особенной части УК РФ отсутствует норма, устанавливающая уголовную ответственность за превышение полномочий лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях, что, на наш взгляд, не способствует единообразному применению уголовного закона. Как позиции ученых, так и судебные решения при юридической оценке превышения служебных полномочий лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях, расходятся.

Б. В. Волженкин полагал, что превышение полномочий является разновидностью злоупотребления полномочиями, поэтому состав преступления, предусмотренного ст. 201 УК РФ, охватывает и случаи превышения лицом, выполняющим управленческие функции, своих полномочий(2).

Однако это мнение сложилось в период действия УК РСФСР 1960 г., когда редакция статей, предусматривающих ответственность за аналогичные преступления, была иной. В статье 170 УК РСФСР говорилось о злоупотреблении властью или служебным положением, а в ст. 171 УК РСФСР — о превышении власти или служебных полномочий. При такой формулировке, действительно, норма о превышении власти или служебных полномочий могла рассматриваться как специальная по отношению к общей норме о злоупотреблении властью или служебным положением, так как понятие «служебное положение» шире понятия «служебные полномочия». При превышении служебных полномочий должностное лицо всегда использует свое служебное положение. В Уголовном кодексе Российской Федерации 1996 г. ст. 285 предусматривает ответственность за злоупотребление должностными полномочиями, т. е. за использование ненадлежащим образом тех полномочий, которыми субъект наделен, а ст. 286 — за превышение полномочий, т. е. за осуществление действий, для совершения которых у субъекта в принципе отсутствуют полномочия. Таким образом, превышение должностных полномочий не может рассматриваться как частный случай злоупотребления должностными полномочиями. В равной степени это относится к злоупотреблению полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, и превышению им своих полномочий.

По мнению А. В. Бриллиантова, поскольку уголовным законом не предусмотрен состав превышения полномочий применительно к преступлениям против интересов службы в коммерческих и иных организациях, превышение полномочий охватывается составом злоупотребления полномочиями(3).

Но применение уголовного закона по аналогии недопустимо.

Некоторые правоприменители склоняются к тому, что поскольку в уголовном законе существует пробел, привлечение к уголовной ответственности при превышении полномочий лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях, исключается полностью.

Анализ практики показывает, что квалификация действий, связанных с превышением полномочий лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях, вызывает затруднения.

Так, Е. был признан виновным в том, что он, являясь лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, использовал свои полномочия вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя и других лиц, что повлекло причинение существенного вреда законным интересам организации.

Е. выполнял управленческие функции в ООО «Т» в должности начальника отдела по расчетам за газ. Одновременно он являлся учредителем и фактическим руководителем ООО «А» и ОАО «Ц». Имея доверенность на проведение операций с векселями, Е. использовал векселя ООО «А» для проведения взаиморасчетов между дебиторами и кредиторами ООО «Т», подписывая гарантийные письма от имени ООО «Т» о приеме указанных векселей. Таким образом, он создал искусственную ликвидность данных векселей. Впоследствии использовал векселя ООО «А» при расчетах со сторонними организациями за полученные товарно-материальные ценности в целях извлечения выгод для себя, ООО «А» и ОАО «Ц».

Верховный Суд Российской Федерации приговор и судебные акты по делу отменил и направил дело на новое судебное рассмотрение, указав, что из приговора не видно, использовал ли осужденный служебные полномочия или же вышел за пределы представленных ему полномочий, между тем выяснение данного обстоятельства имеет существенное значение для принятия по делу правильного решения(1).

Представляется, что отсутствие нормы, устанавливающей ответственность за превышение полномочий лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях, не исключает их ответственность в тех случаях, когда деяние содержит признаки иных составов преступлений, в том числе самоуправства, причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, причинения вреда жизни или здоровью по неосторожности и т. д. Вместе с тем привлечение к уголовной ответственности указанных лиц за совершение общеуголовных преступлений иногда весьма проблематично.

Так, по ч. 1 ст. 330 УК РФ был осужден Н., который, работая генеральным директором филиала ЗАО НПФ , действуя без каких-либо полномочий со стороны надлежащего органа — собрания акционеров ЗАО, в нарушение Федерального закона «Об акционерных обществах», Положения о филиале , издал приказ о выделении себе ссуды. На основании этого приказа он по договору от 23 февраля 1996 г. получил ссуду, а 27 января 1997 г. без разрешения собрания акционеров и правления ЗАО издал приказ о ее погашении, после чего указанная сумма была списана как убытки прошлых лет.

Аналогичным способом вопреки установленному порядку он оплатил своей жене, главному эксперту филиала, стоимость путевки в санаторий за счет средств филиала, а затем списал как убытки.

Помимо этого Н., не имея полномочий от собрания акционеров ЗАО, выдал ссуды сотрудникам филиала Ф. и Х.

Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации в протесте поставил вопрос об отмене приговора районного суда и определения судебной коллегии областного суда и прекращении дела за отсутствием в действиях Н. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ. Президиум Липецкого областного суда протест удовлетворил по тем основаниям, что в соответствии с показаниями свидетеля В. (первый вице-президент данной фирмы) рублей для ЗАО небольшая сумма, существенного вреда интересам организации причинено не было(2).

Вместе с тем анализируемая ситуация не столь однозначна.

Во-первых, в ходе следствия необходимо было установить, не было ли Н. совершено хищение в виде присвоения и растраты вверенного имущества, так как речь идет о ссудах, т. е. о возмездном получении денег, а полученные деньги впоследствии были списаны. Действия Н. не будут содержать признаков хищения, если получение и списание ссуды в принципе было возможно, но был нарушен установленный порядок совершения таких действий.

Во-вторых, признаки самоуправства могут отсутствовать не только потому, что ущерб не признан

значительным, но и потому, что Н. мог заведомо сознавать отсутствие у него права на совершение указанных действий.

Таким образом, с одной стороны, судебная практика констатирует, что ст. 201 УК РФ не охватывает случаи превышения полномочий, с другой стороны, возникают проблемы квалификации деяний лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях, если общественно опасные последствия явились результатом именно превышения служебных полномочий.

Превышение служебных полномочий, на наш взгляд, отличается повышенной общественной опасностью по сравнению со злоупотреблением полномочиями, что должно найти отражение в уголовном законе. Соответствующую норму необходимо включить в главу 23 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях».

Вторая проблема связана с ответственностью лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях, за деяния, повлекшие общественно опасные последствия по неосторожности.

Существенный вред правам и законным интересам граждан или организаций, охраняемым законом интересам общества или государства, а также различного рода тяжкие последствия могут быть следствием неисполнения или ненадлежащего исполнения лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих обязанностей в связи с недобросовестным или небрежным отношением к службе.

Если установлена неосторожная форма вины (самонадеянность или преступная небрежность), квалификация по ст. 201 УК РФ исключается, так как это преступление может быть совершено только умышленно.

В главе 30 УК РФ предусмотрена ответственность должностных лиц за халатность. Самостоятельный аналогичный состав преступления в отношении лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях, в Уголовном кодексе Российской Федерации отсутствует. Привлечение указанных субъектов к уголовной ответственности по ст. 292 УК РФ недопустимо, так как это есть применение закона по аналогии, что категорически запрещается.

По приговору Курганского областного суда К., И., Т., В., М. и Ч. осуждены за злоупотребление полномочиями, а также за другие преступления, относящиеся к гл. 30 УК РФ «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления». Все осужденные являлись работниками отделения Южно-Уральской железной дороги. Обосновывая переквалификацию содеянного на ст. 201 УК РФ, суд указал, что их действия не могут быть квалифицированы по статьям гл. 30 УК РФ, поскольку отделение Южно-Уральской железной дороги является государственным предприятием, действующим как коммерческая организация в форме государственного унитарного предприятия. Несмотря на такой вывод, суд признал И., Т., Ч. и В. виновными по ст. 292 УК РФ, а К. и М. — по ч. 1 ст. 293 УК РФ, т. е. признал их виновными в совершении преступлений, входящих в гл. 30 УК РФ. Приговор в этой части отменен, а дело прекращено производством в связи с отсутствием в действиях осужденных состава преступления(1).

В связи с отсутствием уголовно-право-вой нормы, предусматривающей ответственность лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях, за халатность, некоторыми исследователями делается вывод о том, что халатность руководителя может повлечь дисциплинарную и (или) гражданско-правовую, но не уголовную ответственность(2).

На наш взгляд, это не совсем так. Если по отношению к последствиям установлена неосторожная вина лица, выполняющего управленческие функции,

то ответственность может наступить за неосторожные преступления против личности, неосторожное уничтожение или повреждение чужого имущества, нарушение правил охраны труда или правил безопасности и т. д.

По мнению некоторых авторов, при ненадлежащем исполнении служебных обязанностей управленческим работником коммерческой или иной организации, повлекшем по неосторожности тяжкие последствия, основным объектом преступления выступает личность, общественная безопасность, здоровье населения и другие объекты, поэтому законодатель прав, не установив ответственность указанных лиц за деяние, соответствующее халатности должностных лиц(1).

Вместе с тем известны случаи, когда в результате халатного отношения к службе лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих организациях, в том числе в государственных или муниципальных, причинялся многомиллионный ущерб государственной или муниципальной собственности либо существенно нарушались права и законные интересы граждан, но виновные лица понесли лишь дисциплинарную ответственность. Поэтому полагаем необходимым включить в гл. 23 УК РФ норму, аналогичную ст. 293 УК РФ.

И третья проблема связана с квалификацией изготовления или использования поддельного официального документа.

Юридическая оценка служебного подлога, совершаемого лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях, также не однозначна как в теории, так и в правоприменительной деятельности.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в одном из определений указала, что официальные документы — это такие документы, которые удостоверяют события или факты, имеющие юридическое значение и влекущие соответствующие юридические последствия, либо предоставляют права, возлагают обязанности или освобождают от них(2).

Таким образом, по содержанию можно выделить две группы официальных документов: 1) официальные документы, предоставляющие права, возлагающие обязанности или освобождающие от них; 2) официальные документы, не обладающие такими признаками, но удостоверяющие события или факты, имеющие юридическое значение.

В большинстве случаев подделываемые официальные документы относятся к первой группе (например, уставные и учредительные документы, договоры и др.). Иногда документами, предоставляющими права, возлагающими обязанности или освобождающими от них, признаются протоколы общих собраний, заседаний других руководящих или управляющих органов коммерческих и некоммерческих организаций, выписки из протоколов.

Так, судом были признаны официальными документами протокол общего собрания акционеров и устав ЗАО , поскольку устав носит нормативный характер, а протокол собрания акционеров и выписка из него предоставляют право Межрайонной инспекции Министерства по налогам и сборам оформить государственную регистрацию организации. Указанные документы подделывались с целью их использования и фактически использовались. Все эти документы являются официальными, поскольку предусмотрены Федеральным законом «Об акционерных обществах» и предоставляют права(3).

При решении вопроса о квалификации подделки и использования официального документа лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, необходимо установить: 1) относится ли работа с указанными документами к сфере служебной деятельности управленца; 2) к какой группе документов относится подделанный официальный документ.

В зависимости от сочетания указанных обстоятельств и вида официального документа возможны несколько вариантов квалификации:

а) по своим служебным полномочиям лицо не имеет отношения к тем документам, которые подделывает и в дальнейшем использует. Если это официальный документ, предоставляющий права, возлагающий обязанности или освобождающий от них, то субъект несет ответственность по ст. 327 УК РФ. Если же это официальный документ, не обладающий указанными признаками, то отсутствуют признаки как состава преступления, предусмотренного ст. 327 УК РФ (нет предмета преступления), так и состава преступления, предусмотренного ст. 201 УК РФ (нет использования полномочий);

б) принятие, издание или другая работа с официальным документом входит в служебные полномочия лица, выполняющего управленческие функции. Если данное лицо подделывает официальный документ, удостоверяющий юридический факт, но не связанный с предоставлением прав, возложением обязанностей или освобождением от них (например, заключение по результатам ведомственной проверки), то его действия, при наличии всех признаков преступления, квалифицируются только по ст. 201 УК РФ, так как ст. 327 УК РФ предусматривает ответственность не просто за подделку и использование официального документа, но за подделку и использование официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей;

в) подделка и использование официальных документов, предоставляющих права, возлагающих обязанности или освобождающих от них, осуществляются управленцем, в чьи служебные полномочия входит работа с этими документами. В научной литературе встречаются два подхода к решению вопроса о квалификации:
действия по подделке официального документа и его использованию охватываются ст. 201 УК РФ(1);
действия по подделке официального документа и его использованию необходимо квалифицировать по ст. 327 УК РФ(2).

Представляется, что при квалификации таких ситуаций только по ст. 327 УК РФ не находит отражения такой объект посягательства, как интересы службы. Квалификация по ст. 201 УК РФ учитывает признаки посягательства как на основной непосредственный объект — интересы службы, так и на дополнительный объект — порядок управления (существенный вред интересам государства). Однако квалификация по ст. 201 УК РФ возможна, если установлены все объективные и субъективные признаки злоупотребления полномочиями. Если не установлена предусмотренная в составе злоупотребления полномочиями цель совершения преступления или не наступили последствия, предусмотренные в ст. 201 УК РФ, то квалификация по данной статье исключается, но это не освобождает лицо от уголовной ответственности по ст. 327 УК РФ.

Квалификация по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 201 и 327 УК РФ, возможна, если имеет место реальная совокупность преступлений. Например, сначала лицо злоупотребляет полномочиями, а затем подделывает официальный документ, предоставляющий права или освобождающий от обязанностей, чтобы скрыть факт злоупотребления.

Таким образом, квалификация подлога официальных документов, совершаемого лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях, сопряжена со значительными трудностями, а в некоторых случаях уголовная ответственность указанных лиц невозможна, в связи с чем, на наш взгляд, также требуется дополнение гл. 23 УК РФ соответствующей уголовно-правовой нормой, устанавливающей ответственность за служебный подлог, совершаемый лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях.

Похожие статьи:

  • Мировой суд неподсудность Мировой суд неподсудность регистрационный номер в реестре адвокатов г. Москвы № 77/1089 (926) 204-95-95 (495) 911-82-21 109544, Москва, Ковров пер., 18 Подсудность мирового суда по уголовным делам Мировому судье подсудны уголовные дела о преступлениях, за […]
  • Договор на оказание услуг по перевозке грузов с физическим лицом Петербургский грузовичок Грузоперевозки, переезды по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Услуги грузчиков. Боковая колонка Граждане Товарищи! Оставляйте, пожалуйста, отзывы о нашей работе на странице "Отзывы". Наша группа «В Контакте» Аренда Газели […]
  • Коап рф 213 Статья 20.1. Мелкое хулиганство СТ 20.1 КоАП РФ 1. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а […]
  • Предварительный договор купли-продажи дома и земельного участка и задаток Договор купли-продажи земельного участка, предварительный, с задатком г. Москва «___» _________ 201_ года ______________________________, __ _______ 19__ года рождения, паспорт гражданина РФ __ __ ________, выдан __ августа ______ года ОВД «_______» г. […]
  • За мелкое хулиганство не более Статья 20.1. Мелкое хулиганство 1. Объектом административного правонарушения, предусмотренного в ст. 20.1, является общественный порядок. Новая редакция ст. 20.1 вступила в силу с 16.12.2003 г. 2. Объективная сторона анализируемого правонарушения состоит в […]
  • Образец уголовного дела по ст 161 Постановление о возбуждении уголовного дела (образец заполнения) ПОСТАНОВЛЕНИЕ о возбуждении уголовного дела Следователь следственного отдела Следственного комитета при прокуратуре РФ по Советскому району г. Энска советник юстиции Пахмутова А.А., рассмотрев […]
  • Обмен старых водительских прав в украине Обязательная замена водительского удостоверения: официальное сообщение от МВД В Украине уже в ноябре 2017 должна завершиться внедрение директив ЕС, касающихся водительских прав. Так, с 1 января 2018 года «международные» водительские права перестанут […]
  • Судебная практика по ст201 ч2 ук рф Статья 201 УК РФ. Злоупотребление полномочиями (действующая редакция) 1. Использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и […]